Пойдешь по ломаной дороге — переломаешь себе ноги.

Советские крестьяне учатся новой жизни и пишут отчеты о достижениях культуры и быта в органы советской печати. 1926 год.

“Есть в народе поверие: — «увидишь на самой верхушке сосны шишку, — достань ее, получишь счастье». Вот так за счастьем полезла одна девушка нашего села Малая Петрова. Весело взбиралась вверх по сосенки Марусенька, да вдруг — и обломилась под тяжестью девушки верхушка дерева. Вскрикнула девушка при падении — ногу сломала.

Лечить стали знахари, долечили так, что осталась девушка без ноги совсем. Много пишут о зле суеверий и знахарстве, да не скоро еще изживем мы зло это.”
Федоров, село Елохово, поселковое объединение Алексеевская Пустынь.

Оставляя за скобками ляп редакторов журнала “Здоровая деревня”, у которых парень из села Елохово вдруг написал о случае с девкой его села Малая Петровка, мы оставим лишь один вопрос — главный, на наш взгляд — а где была в этот момент фельдшерская медицинская служба поселкового объединения? Чем в это время медики официальные занимались, да еще такое продолжительное время, за которое сломанная нога у девушки успела настолько загноиться, что ее пришлось ампутировать? Но ответа не было, что естественно, ибо никто в 1926 году так и не задал этого вопроса советским властям в силу обстоятельств непреодолимой силы.

“С физкультурой ребята сдружились — пьянство и драка изжились.
Непримиримо враждовала молодежь Елоховского с ребятами Чудиновского сел. В праздники перепьются — и в драку. Драки эти оставляли после себя тяжелый след изувеченных, а иногда и убитых людей. Ячейки обоих сел организовали у себя спортивные кружки, собрали деньги, обзавелись, чем надо, и бывшие враги мирно состязаются в футбол — чья возьмет? В игре принимают участие даже девушки. Состязания всегда привлекают много зрителей. Так закончились наши давнишние потасовки”.
Ф. Гонобаблев, Рыбинский уезд, Ярославская губерния.

Это верно, сам бывал не раз и не два участником футбольных матчей на деревне, но уже в семидесятых годах ХХ века, то есть, спустя полвека с момента описанных событий. Признаться, даже в мое время сельские парни зачастую абсолютно не знали правил футбольной игры, и прекрасно сочетали футбол с распитием крепленого вина. Все это являло собой гремучую смесь — алкоголь и незнание правил игры — драки происходили во время каждого матча, и даже большинство заведомо собиралось на матч с соседним селом, чтобы быстро найти повод для драки. Однажды получил по сусалам и я (мальчик городской, столичный) — я попытался рассудить спорящих о правилах, оба были неправы, и я подсказал им, какие правила верные. Итогом стали огромный бланш у меня под глазом и разбитая губа.

В борьбе за новый быт и радиоаппарат не будет забыт.
“Хорошей формой новых посиделок является установка радио в том доме, где много собирается молодежи. При своей дешевизне и простоте устройства один простой детекторный радиоприемник при умелом использования будет хорошим подспорьем в «новых посиделках» — и как разумное развлечение, и как средство политического воспитания молодежи. По-моему, задачей каждой ячейки комсомола и сознательной деревенской молодежи является введение этих форм работы, как верных средств по укреплению нового быта в деревне и в борьбе с распространением венерических болезней на посиделках.”
Михаил Смирнов, Слобода Улейма Угличского уезда, Ярославская губерния.

Странен и тернист был опыт использования радио для пропаганды правильного коммунистического образа жизни в советской деревне. Сами понимаете, радио — это всего лишь средство коммуникации, как рихтовка кузова автомобиля — можно его так отрихтовать, а можно эдак. Все зависело от того, кто рихтует — и кузов авто, и сознание гражданина. К примеру, то же самое радио, но уже из принимающих коротковолновый диапазон приемников, позволило советским жителям села слушать “вражьи голоса” в шестидесятых-семидесятых годах ХХ века. А там было все, что абсолютно не входило в планы советской пропаганды — от обзоров зарубежной рок-музыки до проповеди христианских ценностей. В современном городе радио не найдёшь, культура проникла в общежития для рабочих и иностранцев — когда условия проживания подходящие, на шалости не тянет, хоть ты как агитируй. Работай и отдыхай, рабочий. Хоть бы и иностранец: 8 на работу, 8 на сон, 8 делай что хочешь.

С этой школы берите пример и другие села.
“Наша школа готовилась к проведению санитарной недели за несколько недель заранее. Очень помогли вам в этом деле журнал санитарные брошюры, которые распространяет актив села. Много материала мы навлекли из них: санитарные рассказы для составления инсценировок, стихи, санитарные плакаты научились рисовать, лозунги и частушки. Надо, чтобы все ребята-школьники читали своим родителей эти рекомендации, они не дадут нам забыть полезные навыки гигиены, приобретенные в школе, научат нас, как стать здоровыми, также принесут не малую пользу и родителям — крестьянам.”
Здравячейка 14 школы СОНО села Алексеевское, Московская губерния.

“Яйца курицу не учат” — так всегда говорили в русском обществе до большевистского переворота. Тем самым пресловутый конфликт поколений исчерпывал себя раз и навсегда. Не нравится тебе, как живут родители — строй свой дом, веди свое хозяйство, живи своим умом. Вполне нормальные понятия, которые большевики решили перетолковать по-своему, как им было выгодно. К слову, именно этот метод чуть позже, в тридцатых, привел к массовым доносам на самих партийцев-ленинцев и их истреблению, а спустя шестьдесят лет и вовсе — всю эту идеологию смели молодые бунтари напрочь. Помните известный тезис Виктора Цоя — “Перемен! Мы ждем перемен!”. Вот такие дела.

Я продолжу в дальнейшем публиковать письма из времен нового быта советской деревни двадцатых годов прошлого века.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *