Как я попал служить на таможню в Шереметьево-2

Фуражка таможенника в составе ПВ КГБ СССР

Предыдущий материал читайте здесь.

Вашему покорному слуге довелось на себе (к счастью, не в полной мере) испытать прелести пребывания в специализированной психушке. Вот как это было. Свой «священный долг Родине» я отдавал в 1986-1988 годах. В армию пошёл по первому же её зову, в 18 лет, даже не пытаясь как-либо «откосить».

Тогда, надо сказать, это как-то не принято было: надо — значит надо. Попал я в погранвойска, да не куда-нибудь, а в подмосковную часть, служащие которой в числе прочего занимались в международном аэропорту «Шереметьево-2» «проверкой документов у пассажиров загранследования и контролем за их прилётом и вылетом» (цитата из Приказа заступить на охрану Государственной границы СССР).

Попал я туда, думается, в результате какой-то ошибки, поскольку комплектовалась часть преимущественно пейзанами с союзной тогда еще Украины — хлеборобами и механизаторами от «сохи». Почему так? Всё очень просто: погранвойска тогда являлись подразделением Комитета государственной безопасности. Они даже назывались полностью так: «ПВ КГБ СССР». Служащим в «Шереметьево-2» бойцам работать приходилось в основном с иностранцами, причем из стран «загнивающего запада».

При таком раскладе главными критериями при комплектации кадров для прохождения службы в этой части с подачи КГБ стали идеологическая закалка и классовая ненависть к «проклятым буржуинам». Интеллектуальные способности будущих «документалистов-контролеров» никого не интересовали, отбор производился по принципу классовой безупречности «родословной». Очевидно, молодые украинские комбайнеры в наибольшей степени соответствовали предъявляемым требованиям. Словом, я со своим оконченным первым курсом худграфа педагогического института оказался среди этих простых надежных парней белой вороной.

Справедливости ради стоит отметить, что и по прошествии двадцати лет после крушения всевластия тоталитарной идеологии КПСС некоторые парни в провинции нисколько не изменились. И некоторые понятия видят только через призму собственных желаний. Скажи такому про массаж головы, он, первым делом ассоциативно представит себе битье по лицу в драке, и не скоро догадается без подсказки, что речь идет о популярной оздоровительной процедуре, поправляющей здоровье человеку, а не разрушающей черепную коробку.

После года службы попал я как-то в санчасть с сильнейшей ангиной. Заняться там было нечем, и я от скуки начал рисовать ручкой в тетрадке всякие картинки. А поскольку только-только в стране начали нахваливать Сальвадора Дали, то и я практиковался в простеньком каком-то сюрреализме. Это, впрочем, для меня «простеньком». А для моих соседей по палате — простых надежных парней — совсем даже не «простеньком», а очень, с точки зрения психического здоровья, подозрительных.

Читайте дальше.

Константин Андреев.

2 thoughts on “Как я попал служить на таможню в Шереметьево-2”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *