Девальвация смысла (часть 2)

Предыдущая часть.

В редакциях газет и в книжных издательствах сидели «толпы» всевозможных редакторов — от художественных до технических, в задачу которых входила проверка всего, о чём писали авторы статей и книг. Случались, разумеется, ляпы и опечатки, но каждый из таких случаев становился небольшим «ЧП». Недаром в книги частенько вклеивался скромный листок со «списком замеченных опечаток».

А потом пришла свобода слова и появилась желтая пресса. Явление закономерное и, пожалуй, не слишком вредное. Дело в том, что формат издания, как правило, говорил сам за себя. На страницы бульварной прессы высыпали толпы пришельцев, экстрасенсов, упырей и прочей нечисти; жизнь звезд предстала как бесконечная череда невероятных скандалов и извращений, но сенсации преподносились настолько нарочито, что разумный читатель без труда определял, чем именно его намерены «накормить». Лапша оседала на ушах тех, кто сам этого хотел. Только «песня совсем не о том».

Журналисты, лишившие СМИ «девственности» информационного доверия, по крайней мере преследовали определенную цель. Они искажали (или вовсе выдумывали) информацию умышленно, ради привлечения интереса падких на сенсации обывателей, роста тиражей своих таблоидов, то есть в конечном счете преследовали коммерческие интересы. И через некоторое время стало ясно, что источник «Х» — серьезное издание, информация которого по-прежнему достоверна, а источник «Y» можно читать вместо сказки на ночь, но ни в коем случае не считать источником объективной информации. И по-прежнему оплотом точности оставались книги — энциклопедии, публицистика, научно-популярная литература.

Продолжалось это года до 90-го прошлого века, когда книжное издательство обнаружило себя одним из самых привлекательных и прибыльных сегментов бизнеса. И именно люди, которые начали делать деньги совершили настоящую революцию, низвергнув незыблемую достоверность печатного слова. Издатели начали экономить на редакторах, полагая, что авторы и так знают, что пишут. А среди авторов сразу появились люди, смекнувшие, что, коль их никто не проверяет, то недостаток знаний можно восполнить бойким воображением. Главное — написать побольше и побыстрее. В результате рынок моментально насытился прекрасно изданными иллюстрированными фолиантами, в которых едва ли десятая часть информации была достоверной. А доверчивый «пипл» — «хавал».

Читайте дальше.

Константин Андреев.

2 thoughts on “Девальвация смысла (часть 2)”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *