Коррупция чиновничества вместо крепостничества

Крестьяне Сибири

Когда оценивают советские крестьянские реформы в сельском хозяйстве, приведшие к принудительной коллективизации, часто упоминают для сравнения предлагаемый премьер министром Столыпиным вариант реформирования деревни. Одним из пунктов этих реформ было предложение переселить с государственной поддержкой безземельных малороссийских крестьян в Сибирские земли. Крестьяне, естественно, боялись неизвестности, боялись того, что местное население не примет их.

Насколько были обоснованы опасения крестьян Малороссии и насколько реалистичен был план Столыпина? Возможно, для ответа на этот вопрос окажется полезной информация о том, какие проблемы существовали у крестьян в самой Сибири к началу ХХ века. Предлагаю прочесть свидетельства достаточного объективного, не входящего ни в какие партии, публициста и патриота Сибири Н. М. Ядринцева в газете «Восточное обозрение».

Вот что пишет о результатах крестьянской реформы 1861 года в Сибири, по прошествии 20 лет в 1882 году — освобождение крестьян от крепостничества оставило их один на один с алчными сребролюбивыми чиновниками и крупными зажиточными землепользователями («кулаками»)

“Сибирские волости по-прежнему остались в руках волостных писарей, действительных вершителей их судеб. Положение их именно тем и печально, что они не имеют никакой самостоятельности, никаких, в сущности, прав и компетенций, и, составляя неистощимую оброчную статью писаря и земских чиновников, остаются во власти и распоряжении последних. Показав действительную роль писаря и его значение в общественных делах, мы желаем поставить на вид, что при существующих порядках не только не может быть мысли о развитии общественного управления, а напротив, нужно опасаться разложения и упадка волости, где одерживают верх личные интересы разных кабатчиков, кулаков и мироедов, в жертву которым всегда приносятся общественные интересы, с соизволения писаря. Сибирский писарь, в большинстве случаев—поселенец, прожженная; личность,. запятнанный целым рядом преступлений, за которые он попал в Сибирь и которые продолжает творить здесь. При помощи спаивания общественников, торжественного обещания кулакам поддерживать всегда их интересы и такого же обещания платить исправно контрибуцию исправнику и заседателю, он получает общественный приговор и делается писарем. Свои обещания он держит крепко и никогда их не нарушает, в таком случае земская власть никогда не вмешивается в дела его волости и предоставляет писарю извлекать свои доходы, как он хочет. И действительно, редкий заседатель или исправник имеет такие громадные доходы как писарь, выгода которого заключается еще в том, что он но десятку лет несменяем. Размер писарской контрибуции в некоторых местах строго определен, и не меняется с переменой заседателя или исправника. Средняя цифра этой контрибуции простирается в год с каждого писаря исправнику в 1.200 руб. и заседателю в 600 руб., в половину меньше.”

Как мы видим, по сути писарями становились те, кого осудили за преступления малозначительные и выселили в Сибирь из крупных городов. Понятно, что полиграфов в то время не было, психологическое тестирование тоже никто при приеме на службу не проводил. Да, и кому было выявлять все это, если сами местные власти были заинтересованы в том, чтобы писари осуществляли поборы. Это к слову о том, что задолго до большевиков появилось и понятие “кулак”, и “мироед” — и не на пустом месте.

2 thoughts on “Коррупция чиновничества вместо крепостничества”

  1. Pingback: Коррупция чиновничества вместо крепостничества | Старый блог

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *