Слезы судебного пристава

В последние дни, наблюдая происходящее на телеэкране и вокруг него, я часто вспоминаю старинную “Притчу о трех сидящих в дерьме”.
________

П р и т ч а о т р ё х с и д я щ и х в д е р ь м е
Трое странников на глазах толпы попали в выгребную яму.
Первый сидящий в дерьме во всеуслышанье возопил о том, что вокруг — дерьмо, и везде вокруг — дерьмо, а вокруг того дерьма — ещё большее дерьмо, и выхода из этого дерьма нет.
Второй сидящий в дерьме ласковым голосом, немного смущаясь, по секрету сообщал доверчивым слушателям, что, бывает, глаза врут; он убеждал их, что и сам он сидит в шоколаде, и товарищи его двое тоже сидят в шоколаде, не подозревая, правда, о своём счастье. Любой же из присутствующих может в этом шоколадном счастье легко убедиться. Если присоединится, разумеется…
Третий сидящий в дерьме говорил, что, к сожалению, истина такова, что все трое покудова действительно сидят в дерьме. Но вскорости это дерьмо должно превратиться в шоколад…
К о н е ц п р и т ч и о т р ё х с и д я щ и х в д е р ь м е

________

Вы видели слезы судебного пристава?
Он приходит домой, моет руки, садится за стол, а сонная жена ставит ему тарелку подогретого риса с котлеткой, большую кружку молока, утирается передником и металлической губкой тщательно скребет по сковороде.
— Это вы сегодня?.. в Инкомбанке?
— Да, мы, — неохотно отвечает судебный пристав.
— Я по телевизору смотрела. Страшно было?
— Да нет. Мы ж при исполнении.
— А это ты двери вышибал?
— Не, — вздыхает судебный пристав, пережевывая жесткую котлету, — дверь не я. Это Серега, помнишь, я рассказывал? У него, блин, все руки порезаны.
— Эх, собачья у вас работа…
— Да. Собачья, — соглашается судебный пристав, прихлебывая молоко из кружки с веселым пингвином.
— Завтра хоть отдохнешь? Воскресенье же.
— Завтра мы за город едем. В Химки.
— На водохранилище?
— Ага. Должок за ними числится. Все, блин, никак воду не поделят. Ну, не дураки? Эх, в ранешнее время разве возможно такое было? Прежде ведь как: должон — отдай в срок. Денег нет — ведро тебе в руки. Отчерпай с процентами. Демократия хренова… Диктатура закона… Какой ему нахрен закон, когда он мильон взял, а заместо кина недвижимости накупил? По-старому, так утюгом ему брюхо прогладил, вот и порядок в танковых войсках. Над нами скоро смеяться начнут. Где это видано, чтоб слуг народа в приемную не пускать? Нигде такого порядка не заведено. Ничо, мы этим падлам покажем, кто тут власть…
— Смелый ты у меня, — гладит судебного пристава по гладко выбритой голове задумчивая жена.
— Вот помяни мое слово — хлебнут они еще с этой своей диктатурой, — кипятится судебный пристав. — Мы помрем — кто двери вышибать станет? Разве теперь молодежь растет? Тьфу, а не молодежь! Соплей перешибешь… Ты к нему в кабинет входишь, палкой прорезиненной в ордере показываешь, где подписать — а он бух — и в обморок. Очухается — давай адвокату названивать. «Произвол! — орет. — Грабют! Какое такое решение, какой такой суд…» А как Россию обчищал, небось, гад, про конституцию не вспоминал… Ты чего это, мать, горчицы не поставила? Давай-ка ее сюда живо! Эх, хороша… Да, не вспоминал… И ведь как изощряется — по бумагам все чисто, все уплачено, каждый платеж в срок… Мне б ни в жизнь не догадаться, что аферист. Это вот хорошо, судьи у нас учёные, так их мать… Разбираются. Эх… И то сказать — собачья у них работа… Большое дело делают — а кто спасибо скажет? Они да мы — кто еще теперь в России-то работает… — судебный пристав тыльной стороной ладони трет глаза.
— Ты… Что ж плачешь-то?… Ай горчица злая?
Судебный пристав суровеет лицом:
— Да Россию жалко… Кабы не мы — совсем уж ничего не осталось бы…

© 2001

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *