Родное и непонятное

Летящий над землёю аист.

Начну, пожалуй с некоторого отступления. Если взглянуть на новостную колонку российских газет столетней давности, что мы можем найти, к примеру, об Испании? Да практически ничего, разве что короткой строкой что-то, опять же в контексте новостей о Британии, Франции или Германии.

Мадрид. Испанским правительством с английским синдикатом заключен договор о постройке нового испанского флота, в семь миллионов фунтов стерлингов.

И это все о Испании начала ХХ века. Понятно, что в видах приближающей Мировой войны собрали по сусекам казны заштатного европейского государства, кормящегося от былых имперских заслуг немного, но больше от местных аграриев. Но вот прошло сто лет, информация об Испании не сказать, чтобы какая-то величественная или имперская — все то же: аграрные вопросы, кредит у Евробанка, и курортные новости. Это, пока читаешь, но как только отправишься туда лично, воспользовавшись горящим туром туристической компании Сагитариус, попадаешь буквально в рай земной. И встает вопрос естественный — как они это сделали? Когда успели? У них же там то Франко, то баски, то еще напасть какая-то, а проезжаешь по сельским районам — поля как картинки, так и хочется спросить голосом кота-в-сапогах — “а чьи это поля?” Опрятно и небедно одетые фермеры не отвечают, некогда, да и пустое дело, ухмыляются довольные в свои испанские усы…

Можно заглянуть в справочники и узнать, чьи поля, на которых выращивают фрукты и овощи, которыми кормят добрую половину ЕС. Но времени не остается, быстро пролетает отпуск в Испании, возвращаешься назад, например, в небольшой городок Орловской области. И здесь тоже все хорошо, тоже поля, тоже зерновые и корнеплоды. Но начинаешь читать одну газету — орган печати КПРФ, где регулярно критикуется земельная реформа в РФ, мол, нельзя продавать, земля народу принадлежит. А как она может принадлежать, если нельзя продавать (или раздавать)? А как она может принадлежать, если еще и нет свободы ей распоряжаться — народу же, каждому конкретному владельцу.

Оказывается, можно продавать, и никто ее вместе с душой не закладывает американцам сразу или чертям еще каким. Нет — получили наделы, распоряжаются. Кто-то в аренду сдает крупным АПК, кто-то им же продает насовсем. И опять напирают слева, да разве ж это собственники? Тьфу! Синица в руках. Правда? А где “журавлей” раздают то даром? Насколько помню из истории, и перед революцией земля была у большинства крестьян, да они не пахали ее, многие на войне были (Первой Мировой) в это время. Потом власть захватили большевики, объявили землю народным достоянием, но народу землю выдали странно — сначала раздали, а потом установили такую форму “народной собственности”, как колхозная. И во все времена вопрос о земле ставился в России во главу угла, как важнейший пункт нашего имперского процветания.

И главное в другом — все время нас кто-то пытается учить, как нужно правильно и прибыльно распоряжаться своей собственностью, особенно, если речь заходит о имеющемся в пользовании приличном наделе земли. Но, вот посмотрите — испанских аграриев никто не учит, они сами не дураки, научились, как им лучше распоряжаться. Хотя, как известно из истории Испании, в середине ХХ века им пытались свои социалисты навязать нечто подобное, но не смогли. Крестьянин достаточно прост — для него важно, чтобы была не просто земля у него, как нечто понятное и родное, а еще чтобы никто ему непонятного не навязывал. И тогда он сам разберется — работать ли самому, общиной ли, сдать ли в аренду, продать ли. Мне так кажется.

One thought on “Родное и непонятное”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *