Портативный орган Киршника

Фисгармония с педальным наддувом

Предыдущий материал читайте здесь.

В Россию Франтишек приехал из Копенгагена в начале 1770-х годов. Трудно сказать — по призыву Екатерины Великой, собиравших под знамена отечественной науки и техники ведущих европейских ученых и инженеров, или прельстившись возможностью всласть поработать в мастерской, которую предоставил ему его знакомый, член Петербургской академии наук датчанин Христиан Кратценштейн (известный в то время учёный — физик, медик и акустик).

Каждый из них работал в своем направлении, но с общим «знаменателем», в роли которого выступал всё тот же резонирующий звукоизвлекающий язычок. В результате Кратценштейн в 1779 году сконструировал воспроизводящие форму человеческой гортани резонаторы, которые наглядно демонстрировали физиологические различия между пятью горловыми звуками, задающими так называемый «треугольник гласных» и выполняющими смыслоразличительную функцию в большинстве языков мира.

Система акустических резонаторов была дополнена уже известными нам язычками, и представляла собой действующую модель речеобразования, позволявшую получить звук, приближенный к человеческой речи. В период расцвета популярности курения табака в Европе были даже попытки приспособить такие резонаторы к курительным трубкам. И сейчас, если заглянуть в большой магазин курительных трубок, можно в сувенирном отделе найти такие образцы трубок, сделанные, конечно, для юмористов. А вот для серьезной реализации идея не подошла — никотин быстро забивает мундштук, приходится часто чистить.

Не имеющий государственных дотаций Киршник в основном ремонтировал органы и клавикорды на Васильевском острове и сам играл на органе в лютеранской кирхе, однако в свободное время совершенствовал конструкцию язычков и продумывал систему подачи к ним воздуха. В результате в 1782 году мастер продемонстрировал специалистам и обществу изобретенный им маленький орган на основе им же усовершенствованного «колеблющегося внутри планки свободно проскакивающего язычка».

Поскольку этот инструмент уже сочетал в себе все «видовые» признаки гармони (нагнетание воздуха мехами, язычковый способ извлечения звука, кнопочное (клавишное) управление клапанами), работу Киршника и можно считать изобретением гармоники. Правда, тот инструмент был не слишком похож на привычные нам «трёхрядки»: во-первых, это был полустационарный настольный агрегат, и на нем играли, как на маленьком пианино; а, во-вторых, для нагнетания воздуха кто-то должен был растягивать меха. Последнее Франтишека не слишком беспокоило, так как он стремился прежде всего воплотить давнюю мечту всех органистов: сделать портативный, переносной орган.

Звучание фисгармонии с ножным педальным наддувом.

Читайте дальше.

Константин Андреев.

2 thoughts on “Портативный орган Киршника”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *