Почему только православные?

Тюремный священник и его паства (фото: Сергей Балай)

Предыдущую часть читайте здесь.

Поверьте, опасения мои не умозрительны. Мне довелось провести пару лет в колонии именно в качестве осужденного, и не один раз наблюдал я, как самые набожные прихожане тюремной евангельской «секции» совершают поступки, мягко говоря, не христианские…

Религию можно сравнить с мощным автомобилем. Сам по себе он — лишь возможность, потенциал движения. Чем реализация этих возможностей обернется, зависит от того, кто сядет за руль. Грамотный водитель извлечет из машины пользу и не потревожит других. Но если на оживленную улицу автомобиль выведет поддатый «лихач» или «чайник», впервые оказавшийся за рулем, он станет потенциальным убийцей.

Трагедия наполовину усвоенного христианства заключена в неточности этой аналогии: научить водить машину можно, научить любить ближнего, повторюсь, — нельзя. Есть религии, которые вообще не учат стремиться к недостижимому и не содержит пророческого предания. Например, синтоизм предлагает лишь чтить традиции духовной жизни и правил поведения своего народа, а также чтить традиции и верования представителей других конфессий и народов.

Итак, на мой взгляд, в местах лишения свободы РАЗУМНО создавать возможность посещать молельные места и общаться с духовными «отцами» тем, кто УЖЕ полагает себя верующими — неважно в какого бога и насколько качества. Это — обязательная составляющая конституционной свободы вероисповедания, то есть, в конечном счете, — свободы совести. Запускать в зону «провайдеров» и «дистрибьюторов» христианства, пожалуй не стоит. Почему именно «христианства»? Да потому что с ПРОПАГАНДОЙ иных религий никто в места лишения свободы и не ходит.

И здесь возникает еще один закономерный вопрос. Почему на волне перестроечного примирения государства с РПЦ православные часовенки во многих исправительных учреждениях выросли, как грибы после дождя (проложив заодно дорогу христианским конфессионерам-коммивояжерам), а другие мировые религии, даже самые распространенные в нашей стране — Ислам, буддизм и иудаизм, оказались как бы «не у дел»?

Мы много в последнее время толкуем о толерантности и политкорректности, но почему тогда два человека, один из которых исповедует христианство, а другой — ислам, будучи наказанными судом по одной и той же статье за одинаковые преступления, попав в места лишения свободы, окажутся в разных условиях? У первого, скорее всего, будет возможность удовлетворять свои «религиозные потребности», а у второго, вероятнее всего, — нет. Получается, мусульманин будет наказан СИЛЬНЕЕ?
Может, Фердинанд Кастильский где-то не усмотрел?

Константин АНДРЕЕВ

N.B. by Shimus. Не знаю, что там относительно Фернанда Кастильского, а вот то, что Российское законодательство, признавая ислам, иудаизм и буддизм валидными легальными религиями, не препятствует входу в заведения УФСИН их духовных лиц с целью окормления заключенных — это факт. Более того, по правилам этих трех религий, для духовного общения и даже специальные сооружения необязательны. Достаточно лишь проявить конфессиональную волю в управлениях этими религиями и собрать штат служителей религии, которые будут ездить по тюрьмам и зонам. Почему они это делают в недостаточной степени — это вопрос к ним, а не к РПЦ или УФСИН. А вот РПЦ МП везде, включая места лишения свободы, исполняет главную возложенную Христом на Церковь обязанность — проповедовать Слово Божие каждому.

One thought on “Почему только православные?”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *