Отцы и сыновья

Сын пекаря обычно со временем пристраивается к выпеканию караваев, сын короля рано или поздно становится хозяином трона, сын военного рождается уже со специально наморщиненным лбом, чтоб фуражка не спадала. Срок службы военного, однако, всего 20 лет, что с учётом возможности учета год за полтора приводит к тому, что отец рано или поздно выходит на военную пенсию и становится каким-нибудь гражданским специалистом. Чаще охранником, реже что-то руками начинает делать. Как сложится судьба сына в этом случае?

Знакомый мой как раз такого рода. Отслужив в войсках, стал искать себя на гражданке. Опробовал профессию укладчика ламината. Втянулся. Стал делать отличные полы, гладкие и ровные. Никогда без работы не сидел, даже и сыну подкидывал заказы: пусть подзаработает, оголец, нечего на родительской шее сидеть.

Сын по родительской тропке пошёл. По военной: прапорщиком заделался в одном подмосковном городе. Денег не хватает, то ламинат какой-нибудь съездит, уложит, то продаст что-нибудь удачно. Как-то в наряде стоит, а тут заказ. И Родину не оставишь, и денег надо. Он тогда говорит сослуживцу:

— Есть маза. Вот инструмент, вот адрес. Ты уже ездил со мной, видел, как чего делается. Положишь ламинат, 4 тысячи получишь. 2 твои, 2 мои. Идёт?

Вернулся сослуживец радостный, ничего себе — за несколько часов две тысячи рублей срубил. Рассказал другим сослуживцам.

… И понеслась. Самому уже особенно ездить не нужно было: другие прапорщики в свободное от службы время с удовольствием мотались в Москву и положенный процент вечером завозили. Инструмент им купил, теоретическими и практическими знаниями делился.

2007 год, бурное время в смысле строительства было. Некоторые охочие до денег прапорщики стали больничные брать, чтоб побольше в семью принести. Обезлюдела часть. Если говорить откровенно, Родина в очень большой тогда опасности была.

Дошло до начальства. Начальство глаза открыло на происходящее и одурело стало решать, что делать. Скандал был что надо. Усилили контроль за врачами. Как только недуг отступит от больного, немедленно его в наряд, через день на ремень. Чтоб не до половых покрытий было. Кто послабее духом, сдал инструмент для укладки ламината и принялся тяготы военной службы переносить. А сын подумал, подумал, и покинул негостеприимную службу. Перестал быть прапорщиком. Но и укладчиком ламината не стал, как отец. Своя фирма, заказы на укладку принимает, отдаёт исполнителям, процент известный. Вроде как одна дорожка, а всё-таки немного другая.

Отец Александра Суворова, между прочим, был генерал-аншефом. Василий Иванович, видя хилое сложение сына, предназначал его к гражданской службе. А вышло вон как.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *