О ветеранах Отечественной

О ветеранах Отечественной

На мой вопрос: «Сколько у вас в районе ветеранов Великой Отечественной?», главы районов отвечали, что сейчас уточнят. И не потому, что учет ведется халатно. Просто цифры меняются ежедневно. То есть каждый день их (ветеранов) становится все меньше. А с ними уходит эпоха.

Под эпохой я не имею в виду социальный строй или территориальное образование под названием Советский Союз. Уходит иное мироощущение. Подвиг — не только единовременный поступок, а ежедневное осознание близости смерти. У многих фронтовиков не было даже возможности этот самый подвиг совершить. Гибли под артобстрелами и бомбежками.

Руководитель одного из орловских предприятий рассказал мне об отце, который начал войну 22 июня 1941 года, а закончил 9 мая 1945-го. Пять лет с перерывами на госпитали (два ранения). Пять лет, где каждый день, возможно, последний. Нашему поколению сие трудно представить.

В попытках дегероизации истории читается невозможность понять такую любовь к Отечеству. Умирать не за счет в банке, не за прихожие «Империал» и виллу на Канарах, а за скромную хатенку под яблоней где-нибудь в орловской глубинке. Нерационально. И пишут про страх, трибуналы и заградотряды. И это было. Вот только какие могли быть заградотряды в окружениях, в развалинах Сталинграда, в лобовой танковой атаке под Прохоровкой и Бориловым? А ведь бились до последнего патрона, до последнего вздоха. И не молочные реки и кисельные берега защищали, да и правители особой сердечностью к собственным гражданам не отличались.

Семья моего тестя была раскулачена в 1930-ом. Бежали во чисто поле. А в Великую Отечественную шесть сыновей «кулацкого элемента» достойно бились на фронтах. И все вернулись. Почти в каждую семью пришла похоронка, а они остались живы. Раненые, контуженые. Но живые. Уникальный случай. Я уверен, что пока мои дети понимают всю трагичность этой уникальности, связь времен не распалась. И все эти вопросы про “много или мало мы делаем для ветеранов” просто риторические. Не для них мы это делаем, для себя.

Чтобы вновь осознать свою причастность к их Чести, Доблести и Мужеству. Чтобы вновь попытаться понять, кто мы и зачем мы.

Владимир ПАНФИЛОВ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *