Нравы Северных Народов | возвращение

История с Рыбкиным вот что мне напомнила — из прошлой жизни.

Коклевский, приятель мой, загулял. На работе сказал, что, мол, домашние проблемы решает. Домой попал через пять дней. Идёт и думает, чего бы жене сказать. Потому что на работу она уже звонила. Заходит, раздевается; небось, думает, не в первый раз, на ходу что-нибудь придумаю. Жена в дверях стоит и молчит. Руки скрещены. Помалкивает покамест — действительно, не первый раз.
А Коклевский шарф снимает, пальто вешает, батон хлеба подает, садится в прихожей устало и говорит:

— Понимаешь, какая история вышла… Иду я с работы, хлеба купил, сахара 2 кило, прохожу мимо почты. Вдруг — визг тормозов, «Жигуленок» рядом останавливается, из дверей — двое. Один за руки держит, другой тряпку к лицу прижимает. И всё. Потерял сознание. Очнулся на скамеечке. Денег нет, документов нет, спрашиваю — где я, отвечают — Курск, мол. Ни фига себе! Что делать-то?!.. Я туда, я сюда…

Жена руки опускает, лицом мягчеет, вопрос задает:
— И как же ты до дома добрался? Без документов, без денег?

Коклевский махнул рукой:
— А, таким же образом…
*

Всё это очень хорошо и правильно мною во-ооон когда записано-то было в чудесном сборнике “Нравы Северных Народов”.
Серёга, ку-ку!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *