Ломать — не строить, а раритетов становится больше

Обрамление Манежной площади после трудов Церетели

Вот так незаметно пролетело восемнадцать лет, которые Москвой управлял Юрий Лужков. Кому-то кажется, что город стал красивым и современным, кто-то, наоборот, считает, что сочетание лубочных новоделов с пирамидальными модерновыми новостроями из стекла и бетона портят прежнюю купеческую столицу. Но одно неоспоримо — за эти годы город изменился настолько, что убери что-то из сделанного при Лужкове (архитектуру, памятники), город не станет прежним, но несколько опустеет эстетически.

Вот взять обрамление на Манежной площади, если убрать все эти скульптурки и фонтанчики, за которые критиковали Церетели, мол, «буфет со слониками» сделал из священного для москвичей места, что там останется? А люди уже привыкли к этому экстерьеру, даже иностранные туристы любят там фотографироваться, гулять вечерком, выйдя из номеров Метрополя, стоящего напротив. Что ни говори, а новый облик Манежной уже прижился в городе.

И если все это сейчас начать ломать, мы получим в остатке лишь воспоминания о «позолоченном» этапе Манежной площади. Представляете себе, наши дети, которых мы еще пять лет назад водили показывать Манежную, когда вырастут, своим детям смогут показывать только фотографии и видеозаписи. И, кстати, не факт, что в тех детках, которые будут расти в Москве без золотых мишек и русалок Церетели, может появиться определенная ностальгия, которая по уму наступит преждевременно. Как сейчас молодежь, глядя на фото Москвы пятидесятых, многому удивляется, рассматривает с большим интересом.

А это уже творение неизвестных авторов, но живое

При этом главные символы столицы в виде Кремля, собора Василия Блаженного или Лужников как стояли, так и будут стоять, но не они подчас создают эмпатическое восприятие города. Тихую душевную структуру города скорее узнаешь на небольших сайтах, которые показывают малоизвестные интересные места в Москве, небольшие и мало рекламируемые туроператорами памятники или здания. Тот же памятник Пушкину и Гончаровой напротив ТАСС. Памятник на Тверской площади — это монументальная история Москвы, а вот этот маленький памятник — это уже другое, признак определенной эпохи, да и посвящен 200-летию со дня рождения поэта.

И даже когда разберут и увезут куда-нибудь в другой город скандальный памятник Петру (или Колумбу), стрелка снова опустеет, обнажив неприглядную стену цеха фабрики «Красный Октябрь». Сегодня многие критикуют монумент, а когда уберут — заскучают. И начнется из Москвы «паломничество» ностальгическое туда, где его примут и установят. Ломать — не строить, но когда сломали, даже самая критикуемая «при жизни» постройка уже становится историей. А там, где история, там всегда присутствует легкая ностальгия. Увы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *