Черти скрипучие

Черти скрипучие

Василий Федорович уже проживал пятидесятый год на белом свете и в целом был удовлетворен тем, как сложилась его жизнь. По образованию историк он вовремя перепрыгнул в поезд рыночной экономики в начале девяностых, своего бизнеса не открыл, но стал незаменимым специалистом-маркетологом для своего друга, успешного бизнесмена, достойно и без приключений пережившего лихие бандитские беспределы и вступившего в путинскую эпоху «белого» бизнеса с солидным багажом и накоплений, и клиентов.

Василий Федорович получал у друга в фирме достойное вознаграждение и не менее солидные бонусы к новому году. Дом его был полной чашей, он сам, его супруга Мария и сын Петр — каждый ездил на своем автомобиле. Одним словом, наш герой достиг того уровня комфортного проживания на белом свете, когда и не нужно было особо беспокоиться за эффективность проведения пенсионных реформ в государстве.

Но, как говорится, всегда найдется хоть мелкая, но неприятность в быту. Нет, не подумайте, жена ему не изменяла, сын учился старательно в институте. Только вот паркет, который Василию Федоровичу удалось почти даром заполучить на волне дефолта 1998 года, вдруг начал скрипеть. Причем, скрипел он не тогда, когда по нему ходили днем, а ночью, когда все лежали в кроватях. Странное дело, вроде бы он тех молдаван, что и установили ему паркет, ничем не обидел, с чего бы такая напасть.

Прослышав про это несчастье дворового приятеля детства, татарин пьяньчужка Ахмет как-то под совместное распитие пива глубокомысленно заявил Василию, мол, это у тебя там шайтан скрипит под паркетом. Василий Федорович был человеком верующим, но православным, правда, как говорится, без фанатизма. В тот раз он только высмеял Ахмета за «мракобесие» в голове, но мысль засела в сознании. И с нею он однажды решил заговорить о пути решения проблемы со своей ненаглядной Марией.

Мария была женщиной с техническим образованием, из провинции, склада более практичного, добившаяся всего, включая счастливое замужество и московскую прописку своим умом, и терпением. Поэтому «мистическую» версию скрипа она не стала отвергать решительно, но решила под это дело продвинуть свое предложение — поставить нормальный современный ламинат вместо этого «паленого» паркета. Естественно, умная женщина и виду не подала, что считает идею мужа пригласить священника в дом просто идиотской.

Однако и Василий Федорович был еще тот дипломат. Его, стоит признаться, раздражало то, как фыркает его жена, когда он три раза в году ходилл в Церкву к великим праздникам. Поэтому глава семьи согласился выложиться на новый ламинат, но после этого получил разрешение супруги пригласить в дом священника, который освятит квартиру. Консенсус между супругами был достигнут полный? и они гордые каждый своим умом спокойно уснули, несмотря на то, что паркет в эту ночь скрипел громче обычного.

У людей практичных дело со словом не расходится и через неделю пол в квартире был покрыт красивым импортным ламинатом. А после обеда и зашел по приглашению Василия Федоровича священник из районного храма, окропил все святой водой, провел чин освящения, нарисовал в нужных местах крестики (велел не стирать). Мария только об одном попросила батюшку — крестики ставить на том месте пола, где будет стоять мебель, чтобы в глаз не резали ее атеистическому сознанию.

Скрип, понятно, прекратился, на ламинат дали многолетнюю гарантию (чай, не молдаване, а фирма), но теперь уже другая мысль терзала ум Василия Федоровича. Не соблюл он чистоту опыта, не смог понять, подействует ли на «нечистый» паркет церковное освящение или нет. А новый пол, так ежу понятно, не будет скрипеть, даже если все черти под него соберутся. Впрочем, не велик грех в том, что счастливо прожившие жизнь супруги и пол поменяли, и Господа не стали искушать.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *