Борьба с самогоноварением в деревне (часть 1)

Деревенский спектакль. 1927 год.

В советских фильмах о становлении Советского государства нередко показывали сюжеты, в которых Ленин читает письмо от крестьян, или они сами пишут письмо в Москву Ленину о своих нуждах, о местных непорядках. Нередко эти письма редактировали специальные секретари или издатели газет, и потому между отдельными крестьянами, селькорами и редакциями центральных газет и журналов установилась самая тесная связь. Из этих писем крестьян было видно, какие вопросы волнуют крестьянство.

Обычно студия звука в такие моменты дает задушевную теплую оптимистичную музыку — Ленин читает письмо из деревни! Одним из таких вопросов являлось все увеличивающееся потребление самогона и водки, что было не совсем понятно, от чего — зерна у крестьянина в годы продразверстки и продналогов потом оставалось мало — едва прокормить семью, да на посев до весны откладывали, сколько могли. Но, видимо, припрятывали и гнали самогон все же, процитируем одно из таких писем от сельского корреспондента: «У нас в селе Ильнице (Рязанской губернии) гонят самогонку каждый двор и гонят ее не для себя, а на продажу, и, чтобы скорее сбыть, посылают маленьких ребят и девчат продавать в другие села».

А это уже жаловался крестьянин Чувашской Республики в своем письме о распространении самогона: «В настоящее время в нашей Чувашской республике самогонство и пьянство очень развились. В некоторых деревнях больше трех четвертей населения занимаются самогонством. В деревне Истель, Воскресенской волости, чуть не в каждом дворе продается самогонка. Деревня Истель снабжает самогоном соседние деревни». Селькор Черниговской губернии пишет: «Село Глубицкое издавна славится усиленной выработкой самогона не только для своих надобностей, но и для соседей. За последнее время самогонокурение здесь приняло угрожающий характер. Гонят положительно все — бедняки, середняки и зажиточные. Благо, сбыть есть, перепроизводства не бывает. Одна Добрянка Черниговского округа пожирает неимоверное количество».

И таких писем крестьян со всех концов Советской России поступали тысячи в год, как свидетельствовала пресса в двадцатых годах. Самогон ежегодно уничтожал миллионы пудов хлеба по всему СССР. Много крестьяне писали о размерах распространения самогона в их деревне, которую хорошо они знают. И хуже всего то, что распространение самогона, начавшееся в 1920 году, все двадцатые годы только увеличивалось. Это подтверждалось сведениями милиции и судов. Так, в 1922 году было обнаружено 94.000 случаев самогонокурения, в 1923 г. — 191 ООО, а в 1924 году — уже 275.000 случаев. Видимо, советские крестьяне начали привыкать к деньгам, и потому все излишки стремились перегнать в «жидкую валюту».

В то же время в 1922 году было отобрано 22 тысячи самогонных аппаратов, а в 1923 году — 54 тысячи, т. е. в два раза больше, а в 1924 году — отобрано уже 73 тысячи аппаратов. Так же все увеличивалось из года в год количество отобранной самогонки. По подсчетам доктора Четыркина в 1924 году во всей республике в работе было больше одного миллиона самогонных аппаратов. Такое громадное распространение самогона в 1924 году и в начале 1925 года наносило громадный ущерб всему народному хозяйству всей жизни Республики. Крестьянин из Башкирии пишет: «Самогон ежегодно уничтожает сотки тысяч пудов хлеба и приносит большой вред нашей стране. С ним надо скорее вести решительную борьбу, а иначе мы перегоним весь хлеб на водку, будем голодать и будем нищими».

One thought on “Борьба с самогоноварением в деревне (часть 1)”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *